starovina (starovina) wrote,
starovina
starovina

Categories:

Киевский завод художественного стекла



После банкротства предприятия коллекция уникальных вещей может оказаться бесхозной

Киевский завод художественного стекла в бывшем Союзе являлся одним из лучших, поэтому его мастерам доверяли делать эксклюзивные вещи, которые демонстрировались на престижных выставках за рубежом, их презентовали государственным деятелям и знаменитым людям. Такие изделия составили уникальную коллекцию предприятия, собиравшуюся около 50 лет. Здесь можно увидеть «сталинскую» вазу, предметы из набора посуды, изготовленной в подарок первому секретарю ЦК КПУ Владимиру Щербицкому, стеклянных дельфинов, которые очень нравились Фиделю Кастро. Теперь, когда завод стал банкротом, а в промерзших цехах царит разруха, настоящее коллекции выглядит плачевным, а ее дальнейшая судьба -- неопределенной.
«Мне шесть раз поручали делать подарки для Брежнева»

На Киевский завод художественного стекла мы пришли в то время, когда шла погрузка оборудования (его везли сдавать на металлолом). От прославленного предприятия остались лишь «коробки» цехов да коллекция эксклюзивных изделий. Рассказать о ней корреспонденты «ФАКТОВ» попросили народного художника Украины Ивана Зарицкого:

- Наш завод был «придворным»: выполнял заказы ЦК и Совмина Украинской ССР. Я лично знал многих руководителей республики, в том числе первого секретаря ЦК КПУ Владимира Щербицкого. Ведь 21 год проработал главным художником предприятия. Мне шесть раз поручали делать подарки для Леонида Брежнева. Я сам придумывал, какими должны быть эти вещи. Люди из ЦК высказывали лишь общие пожелания. Помнится, на 70-летие Леонида Ильича я сделал большие помпезные бокалы: на одном Брежнев был изображен с супругой, на другом -- самолично. С этими бокалами связан памятный случай. Набор подарочной посуды утром следовало отправить в Москву, а накануне вечером мне звонит Щербицкий: «Иван Васильевич, выручай, я раздавил бокал… » А у меня в тот вечер дал о себе знать камень в почке, боль жуткая, хоть на стенку лезь. Но выбора не было -- у проходной предприятия стояла цековская «Волга», чтобы, не мешкая, забрать новый бокал. Потом мне рассказали, что в машине были переданные для меня бутылка коньяка, балык, другие дефицитные по тем временам деликатесы. Вот только водитель… забыл все это мне отдать. Однако без алкоголя я тогда работать не мог: выпью граммульку, боль немного отступает, а через полчаса приходилось снова принимать «пять капель». К утру я был словно выжатый лимон и очень пьяный, но бокал сделал. Из последних сил набрал номер «скорой». Что было потом, не помню, очнулся днем в больнице.

К сожалению, копий подарков Леониду Ильичу в заводской коллекции очень мало, -- продолжает Иван Зарицкий, -- хотя это противоречит нашим правилам. Обычно делалось по два экземпляра каждой эксклюзивной вещи -- для подстраховки. Один отправляли заказчику, а дубль оставался у нас. Но, как нам дали понять, в случае с Брежневым второго экземпляра быть не должно. Поэтому в нашей коллекции есть только часть посуды большого хрустального сервиза из 96 предметов, изготовленного для генсека. Это был просто декоративный набор, поэтому нам не запретили делать дубли.

А для Фиделя Кастро мы изготовили дельфинов (у нас сохранились копии). Подарки кубинскому лидеру заказывались несколько раз, и это всегда были дельфины. Дело в том, что команданте в молодости увлекался морской охотой, вот в Москве и решили дарить ему этих животных. Рассказывали, что наши дельфины ему очень нравились, он брал их в руки, внимательно и с интересом рассматривал.

Достичь таких успехов было непросто -- лучших художников и уникальных мастеров собирали по всему Союзу. А некоторые наши технологии не могли повторить ни на одном другом предприятии. Бывало, «чужие» мастера приезжали к нам учиться. Разберутся во всех тонкостях, возвращаются на свои заводы -- а повторить не могут. Родилась даже легенда, что высочайших результатов нам помогает достигать… микроклимат киевской Демеевки, где расположен завод.

-- Правда ли, что семья Сталина после его смерти вернула в Киев вазу, изготовленную на вашем заводе к 70-летию вождя?

-- В Москве был создан музей подарков вождю, при Хрущеве его расформировали и, видимо, в связи с этим вещи вернули дарителям. Сейчас «сталинская» ваза хранится в нашей коллекции. Американцы предлагали заводу за нее миллион долларов, но мы не согласились, ведь это историческая ценность.

Интересна и история ее создания. Примерно за неделю до намеченного срока отправки в Кремль ваза лопнула. Это и понятно: ваза очень крупная, больше метра в высоту, тяжелая, вот хрусталь и разломился. Но заводчане нашли выход: разрезали вазу на части и скрепили их бронзовым кольцом с орнаментом. В таком исполнении она стала даже более величественной.

При ее изготовлении применялась очень вредная для здоровья технология. Сегодня ее уже нигде в мире не используют. На бесцветный хрусталь наносился тонкий слой красного. А чтобы изобразить на поверхности рельефный портрет Сталина, фигуры рабочих и крестьян, использовали крайне вредные кислоты и асфальтный лак. Мастера буквально убивали себя на работе, почти никто из них не дожил до старости. Рак был их профессиональной болезнью.

Замечу, что «сталинская» ваза -- не самый крупный экспонат коллекции. Превзошел ее размера действующий световой фонтан, который мы сделали для Брюссельской выставки 1964 года. Помнится, нам не по душе был этот заказ, изделия из хрусталя не должны быть огромными.
В хрустальном призе, подаренном Олегу Блохину в честь его 200-го гола, скопирован каждый шовчик настоящей футбольной бутсы

-- В 1970-80 годы киевскому «Динамо» и его лучшим игрокам нередко вручали призы из хрусталя. Это -- работы вашего предприятия?

-- Мы делали их не только для динамовцев, но и для хоккейной команды «Сокол». Когда киевские хоккеисты завоевали бронзовые медали на чемпионате СССР, мы изготовили большой богато инкрустированный хрустальный кубок в виде каштанового листа -- такая эмблема красовалась на свитерах наших хоккеистов.

-- Мне часто поручали воплощать в хрустале замыслы художников, в том числе призы для спортсменов, -- вступает в разговор мастер Леонид Клименко. -- К сожалению, из этих работ в коллекции сохранился лишь второй экземпляр приза, подаренного Олегу Блохину в честь забитого им 200-го гола в официальных матчах. Нам из динамовского клуба принесли бутсу, и я скопировал ее до последней детали, до мельчайшего шовчика.

-- Судьба коллекции пока остается неопределенной, -- говорит инженер Людмила Аверьянова, которой поручено следить за ее сохранностью. -- Специалисты Министерства культуры провели опись, но на этом дело остановилось. Поначалу нам обещали, что коллекция войдет в фонды Национального музея истории Украины, теперь же заявляют, что там нет места. Тем временем нас торопят с освобождением помещения, ведь завод продан, и новые хозяева хотят приступить к ремонту. Они заботу о коллекции готовы взять на себя. Но мы все же хотим, чтобы она оказалась под опекой государства. Художники даже начали выкупать свои изделия, но на все у них не хватит ни средств, ни места в квартирах…


Игорь ОСИПЧУК «ФАКТЫ»

31.01.2003

Tags: Киев, завод, интересно, история
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments