starovina (starovina) wrote,
starovina
starovina

Categories:

До последнего вздоха Серж Лифарь тосковал по Родине


Любил играть с котенком

Начинаем нашу прогулку от дома на улице Тарасовской, 1. Пятиэтажный особняк с чудесной лепниной и башенками чудом уцелел в водоворотах революции и войны и теперь, как островок архитектуры в стиле модерн, стоит в окружении типовых пятиэтажек. В этом доме прошло детство парижского Икара, правда, тогда его звали Сереженькой, а самым страшным наказанием было лишить вечерней игры с пушистым любимцем.

"Если я провинился, то самое суровое наказание, которое мои родители на меня налагали, - это запереть вечером котенка Василька на кухне", - писал Серж Лифарь. Он был четвертым ребенком в семье чиновника департамента водного и лесного хозяйства Михаила Лифаря и Софьи Марченко, родители в нем души не чаяли, ведь мальчик рос спокойным и ласковым.

Окна дома Лифарей выходили на Университетский ботанический сад, по дорожкам которого с братьями и сестрой бегал маленький Сережа. Сегодня это один из самых заброшенных уголков ботсада: портик с колоннами разваливается, а дорожки зарастают сорняками.



В свете рамп Лифарь чувствовал себя абсолютно естественно. www.domrz.ru

"На белом коне в атаку"

"Я надел костюмчик и красивую фуражку с вензелем Александровской гимназии. Но мечтал быть солдатом, кавалеристом: стройный высокий красавец на белом, как снег, коне, лихо скачущий во главе идущего в атаку эскадрона", - написал Серж Лифарь в воспоминаниях.

В августе 1913 года родители отдали восьмилетнего Сережу учиться в Императорскую Александровскую гимназию. Сейчас в этом здании расположился желтый корпус КНУ им. Т. Шевченко, в котором грызут гранит науки гуманитарии.

Позже, в 1914 году, Сережу перевели в 8-ю Киевскую гимназию. Сейчас это здание возле Театра имени Ивана Франко украшает мемориальная табличка.

После уроков прилежный гимназист пел в церковном хоре в соборе Святой Софии, да так хорошо, что получил государственную стипендию. Кроме того, мальчик занимался музыкой на фортепианном отделении Киевской консерватории. Родители гордились успехами своего чада, но не позволяли ходить в театр. Он в их глазах был символом "беспорядка и соблазна, которые могут сбить с дороги неоперившегося юнца".

Однажды друзья сказали Сереже, что танцоры в студии при Киевской опере пляшут под того же Шопена, пьесы которого он бесконечно играет. И любопытство привело его в студию Брониславы Нижинской. С этого момента начался страстный роман Лифаря и балета.

На Киевской гимназии №8 (площадь Ивана Франко, 5), которую посещал Серж Лифарь, установлена мемориальная доска.

Первая любовь

После революции семья Лифаря переехала в дом №7 на Ирининскую улицу.

Вместе со смутой в Киеве к Сергею Лифарю пришла его первая и отчаянная любовь. Дама сердца, 30-летняя графиня П., жила на Липках, а ее муж ударился в бега. Со дня на день за ней могли прийти товарищи в кожаных куртках. Надо отдать должное мудрой матери Сергея: она сама предложила сыну забрать любимую женщину в дом на Ирининскую.

"Было несколько внезапных обысков-налетов, но ни разу чекисты, перерыв весь дом и перетревожив всех жильцов, не заглядывали к ней, как будто я заколдовал ее…", - писал он в дневнике.

Ее имя так и осталось тайной. Перед побегом Сергей обещал к ней вернуться "на вершине славы", но юношеское чувство со временем угасло.

Как признавался сам Сергей, он любил всего трех женщин. Второй была замужняя княжна Наталья Палей. Третьей стала супруга хореографа графиня Лиллиан Алефельдт. А первая и самая сильная его любовь - это мама, с которой он простился в день отъезда из Киева и больше никогда ее не видел.


Дом на Тарасовской улице, где провел детство Серж Лифарь, сегодня окружен типовыми пятиэтажками.

Четыре дня в камере смертников

Несмотря на страстное увлечение графиней и войну, Сергей не оставлял занятий танцами. И получил приглашение от руководителя знаменитого "Русского балета" в Монте-Карло. Семья Лифаря желание сына уехать из СССР поддержала, и Сергей начал готовиться к отъезду.

Первый побег был неудачным. Лифаря тогда поймали и чудом не расстреляли. Молодого танцора бросили в камеру, где лежали умирающие от тифа.

"Весь пол камеры был буквально усеян вшами. Я решил, что единственное спасение - стоять", - писал Лифарь. Он тогда простоял четыре дня и четыре ночи, до вздутия вен на ногах. И даже собирался выпрыгнуть из окна. Но мысль о том, что останется без ног и не сможет танцевать, его остановила.

После побега его вызвали в страшное здание на улицу Садовую, 5, где обосновалась губернская ЧК. Лифарю предложили поехать в Париж, но взамен потребовали сотрудничать. Лифарь отказался. И начал готовиться к третьему побегу, который удался: за баснословную по тем временам сумму в 50 миллионов рублей он купил билет и отбыл в Париж.

Киев танцор покинул 3 декабря 1923 года.

Серж Лифарь поставил более 200 балетных спектаклей, основал в Париже Институт хореографии при Гранд-Опера, вел курс истории и теории танца в Сорбонне, был ректором Университета танца, профессором Высшей школы музыки и почетным президентом Национального совета танца при ЮНЕСКО.

Дружил с Коко Шанель, Пабло Пикассо, Жаном Кокто, Марком Шагалом.

Умер Лифарь в Лозанне после тяжелой болезни, похоронен на кладбище недалеко от Парижа.

Хореограф остался верен Киеву и после смерти. На могиле лаконичная надпись: "Серж Лифарь из Киева".


Виктория МАКАРЕНКО
kp.ua
Tags: Киев, интересно, история, личность
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments